2 комментария к “Дворянские захоронения на старом глусском кладбище”

  1. Василий:

    Кладбище сформировано живыми людьми. В нем читается порядок и чинопочитание в давние времена и хаос и аморальность недавних лет, что и наблюдается в состоянии могилы полковника Бистрома.
    Бистром Филипп Антонович (1789-1819)
    - Артиллерии полковник (с 1815),
    - Кавалер ордена Св. Георгия 4-го класса (1814) и других наград,
    - участник Отечественной войны 1812 г. в т.ч. Бородинского сражения,
    - участник заграничного похода 1813-1814 годов.
    - Командир 1-й Е.И.В. батареи лейб-гвардии Конной артиллерии (1812-1819)

    27.3.1819 был назначен командиром 30-й конно-артиллерийской роты, расквартированной в Глуске и предместье.
    16 апреля прибыл в Глуск и остановился в замке, в доме владельца графа Станислава Иосифовича Юдицкого (1772-1828, Глуск).
    23 апреля в 6 часов утра в 5 верстах от Глуска, в лесу у дороги на Мошницы (Клетное) состоялась дуэль с, «неизвестно откуда взявшимся», командиром 1-й Е.И.В. батареи лейб-гвардии Конной артиллерии (С.-Петербург) подполковником Карновичем Степаном Степановичем. В результате дуэли оба были убиты одновременно.
    Тело Филиппа Антоновича Бистрома, лютеранина, было похоронено возле приходского кладбища Глуского римско-католического костела.
    Место погребения тела Степана Степановича Карновича, православного, дворянина Ярославской губернии – не установлено.
    Памятник на могиле Филиппа Антоновича Бистрома установил его брат генерал-майор (1823-1834) Бистром Антон Антонович, Георгиевский кавалер (1812), командир 1-й Е.И.В. батареи лейб-гвардии Конной артиллерии (1821-1823).
    Имя Георгиевского кавалера Бистрома Филиппа Антоновича занесено золотыми буквами на мраморных досках, помещенных на стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского Дворца и Храма Спасителя в Москве, как исторического памятника Отечественной войны 1812 года. Считаю необходимым привести в соответствие с этим и место погребения Героя нашей бывшей Большой Родины. Хотя бы к 200-летию не рядовой дуэли.

    В.В.Балейко
    23.2.2018

  2. Василий:

    В Памятной книжке Минской губернии за 1878 год старинное местечко Глуск названо замечательной местностью в Бобруйском уезде. Но туристов в Глуске не увидеть. Эпоха разрушителей старого не оставила ни замка с дворцом, ни костела, ни церквей. Лишь только на фрагментах старых кладбищ еще можно прикоснуться к истории: на сохранившихся великолепных надгробиях можно прочитать даты, свидетельствующие, что люди жили в Глуске и в 18, и в 19 века.
    Фрагмент одного из таких кладбищ находится на общем кладбище по ул.М.Горького – это бывшее кладбище Глусского приходского римско-католического костела. Хоронили здесь умерших прихожан, не только мещан, но и окрестностей – со всего большого прихода. Первоначально кладбище занимало площадь, примерно 100х100 метров и было разделено на две части. На части кладбища, прилегающей к дороге (улица), хоронили рядовых прихожан, а в отдалении – представителей шляхты (дворян). На дворянской части соблюдалась своя иерархия. Участки могил наиболее знатных фамилий размещались ближе к центру, обозначенному сегодня высоким безымянным чугунным крестом. Крест был установлен еще до появления каменных надгробий 19-го века. До этого надгробия знати выполнялись в виде чугунных или кованых железных крестов. Примером служит поручение Фаддея Булгарина еврею Иоселю установить на могиле отца, Венедикта Булгарина (1754-1801), кованый железный крест (Воспоминания, 1807). Все эти кресты исчезли с могил. Сегодня только высокий чугунный крест служит ориентиром мест захоронений знатных прихожан, составляющих историю Глуска, таких как:
    княгиня Барбара Пузынина (1755-1787) – дочь князя Альбрехта Радзивилла, староста Речицкий, владелец Глуска;
    граф Станислав Иосифович Юдицкий (1772-1828) – внук князя Альбрехта Радзивилла (сын его дочери Алоизы), владелец Глуска;
    (Якса) Быковские (Флориан, Петронела, Стефан, Елизавета), хорунжии воеводства Минского и подкомории Бобруйские, крупнейшие помещики, владельцы имения Заволочицы (900 душ);
    Иосиф Дашкевич (1743-1813), подстолий Гродненский, владелец имения Положевичи, включая Маковищи, которое было в 12-летнем (1795-1807) споре с Булгаринами;
    Венедикт Булгарин (1754-1801), хорунжий Мозырский, арендатор имения Маковищи, отец выдающегося российского писателя Фаддея Булгарина (1789-1859);
    Казимир Володзько (1735-1795), капитан повета, помещик имения Заболотье, дед помещицы имения Холопеничи Антонины Комаровой (1805-1849) – жена А.Д.Лаппы.
    Позже возле этого креста, на ранее занятых фамильных участках, появились каменные надгробия. Первым, ближе к кресту, стал памятник в виде обезглавленной колоны из светлого камня (образ невесты с закрытым вуалью лицом), установленный на могиле Анелы Лапповной (1798-1813), 15-летней дочери Доминика Иосифовича Лаппы, председателя Бобруйского уездного суда, владельца имения Рудобелка, отца Предводителя дворянства Минской губернии Александра Лаппы. Потрясенный в 12 лет смертью старшей сестры А.Д.Лаппа позже в ее честь назвал именем Анела свою первую дочь (1826), а после ее смерти (1836) еще раз назвал свою дочь этим именем (Анела-Домицела, 1838-). В последующем Лаппы хоронили своих представителей в Хоромцах и в имении Рудобелка. После продажи в 1867 имений Рудобелка и Касаричи погребения представителей рода Лаппов продолжились на их фамильном участке на глусском кладбище:
    Александра из Лаппов (Якса) Быковская (1827-1899), дочь А.Д.Лаппы, жена Степана Алексеевича Быковского (1822-1863), помещик имения Заволочицы – чугунный памятник похищен.
    Мальвина из Лаппов Гаттовская (1829-1902), дочь А.Д.Лаппы, жена инженера генерала-лейтенанта М.С.Гаттовского;
    Михаил Семенович Гаттовский (1821-1904), инженер генерал-лейтенант, помещик имений Барбаров, Холопеничи, Красный Берег.
    Безымянные могилы.

    Быковские, помещики имения Мошница (Клетно):
    Адам Игнатьевич Быковский (1800-1855);
    Елена из Лаппов Быковская (1802-1870), сестра А.Д.Лаппы;
    Генрих Адамович Быковский (1828-1867), офицер, муж Марии Александровны Лаппы (дочь А.Д.Лаппы), помещик имения Бояново;
    Софья из Быковских Гаттовская (1835-1858);
    Безымянная могила (Эдвард (1834-), Альберт (1839-), Эмилия (1832-)).

    Ратынские, помещики имения Вильча:
    Фаддей Ратынский (1736-1813), чешник Минский;
    Адам Фаддеевич Ратынский (1807-1865), Надворный советник, маршал Бобруйский (1859-1865), бывший хорунжий Бобруйский;
    Пелагея Игнатьевна фон Кек, урожденная Ланевская Волк, жена А.Ф.Ратынского в 1-м браке (1834), во 2-м браке (1868) жена подполковника 121-го Пензенского пехотного полка Бобруйской крепости Варфоломея Яковлева фон Кека 2-го.

    Дашкевичи, помещики имения Положевичи:
    Тит Стефанов Дашкевич, (1818-1875), ротмистр, жена Аделя (1826-1850).
    На этом участке ближе к чугунному кресту похоронены:
    Иосиф Дашкевич (1743-1813, подстолий Гродненский, жена Катерина из Быковских (1744-1839);
    Стефан Корибут Дашкевич (1784-1840),б.маршал Бобруйский, жена Людвика из Новицких (1794-1833).

    Райкевичи, помещики имения Калюга:
    Иозефа из Уминских Райкевичева (1837-1870) – жена Иосифа Юрьевича Райкевича, частный поверенный, вел дела Лаппов, Гаттовских, Быковских. Их сын Мечислав (1858-) был гласным Минской городской Думы и Городским головой в 1902.

    Памятник Селаве Августину (1829-1899) и его жене Катерине из Маевских Селавиной (1828-1910) (дворяне, управляющие имением Заволочицы) указывает на местоположение участка помещиков этого имения Быковских, находящегося между ним и чугунным крестом.

    К началу 19-го века кладбище было расширено в южном направлении, о чем свидетельствует размещение в 1819 за его границей могилы артиллерии полковника Филиппа Антоновича Бистрома 5-го. Его могила отнесена от дороги и находится на линии дворянского участка католического кладбища.
    Это кладбище за более чем 300 лет эксплуатации уже неоднократно заполнено. Однако и сегодня на закрытых в 2009 кладбищах можно увидеть свежие могилы. Нарушается не только Решение райисполкома, но и Закон о погребении.
    Кладбище характеризует состояние общества. На фрагментах старых кладбищ погребения производили служители костела: здесь виден определенный порядок, чинопочитание и культура. Дальнейшее наслоение и нагромождение, произведенное при ведении ЖКХ и контроле райисполкома, свидетельствует об отсутствии морали и управляемости.

    Чугунный крест виден на фото памятников Адаму и Софьи Быковским.
    Прошу автора статьи, Ольгу Янушевскую, разместить фото памятника, установленного на могиле Анелы Лапповной.

    В.В.Балейко.
    11.3.18

Добавить комментарий